Кровообращение и дыхание 19 глава

процессах, имеющихся вместе с ассо­циациями и ассоциативными сочетания­ми. Для незапятнанного ассоцианизма, который рассматривал психологическую жизнь как агломерат отдельных мыслях, только хроноло­гически сцепленных в ряды, всегда явля­лось очень сложным разъяснить, чем отли­чаются осмысленные связи представлений от их случайных ассоциаций. Для ассоци-аниста это различие было различием Кровообращение и дыхание 19 глава только по наружным результатам, а не психологи­ческим: осмысленной оказывается та ас­социация, которая соответствует наружной реальности, хотя по психической природе она совсем схожа с лю­бой случайной связью. Таковой симплицизм делал непонятным психологическое отли­чие суждений от обычных ассоциаций, мышления от вихря бредовых мыслях, слу­чайного набора слов от осмысленной Кровообращение и дыхание 19 глава фра­зы, планомерного разрешения заморочек от ряда несвязных мемуаров. Не считая того, ассоцианизм, обращая психологическую жизнь в ряд наличных переживаний, только с на­тяжкой мог разъяснить единство сознания. Сознание, понимаемое атомистически, об­ращалось в сумму переживаний, его един­ство оказывалось обусловленным только физиологическими причинами, от фактов мыслимых субъектом связей Кровообращение и дыхание 19 глава меж его переживаниями независящим. Сознание оказывалось только общим отвлеченным термином, обозначающим сознаваемость всех отдельных переживаний как таких, но само не составляло реального фактора психологической жизни, не имело собственной осо­бой структуры и функций и не могло поэ­тому оказывать какое-нибудь воздействие на ход и нрав этой Кровообращение и дыхание 19 глава жизни. И этот симп­лицизм прежней психологии тоже делал для нее непонятными некие очевид­ные факты, в каких ясно появляются особенная структура сознания, его реакции на содержание переживаний, а именно фак­ты внимания.

В восполнение этих недочетов Вундт и вводит в свою психологию, во-1-х, осо­бую функцию сознания Кровообращение и дыхание 19 глава — апперцепцию, во-2-х, особенные, обусловленные ею ап­перцептивные сочетания представлений1.

1 Должно увидеть, что поначалу, пока Вундт был еще больше физиологом, чем психологом, поня­тие апперцепции употреблялось им в достаточно неопределенной и непонятной форме, очень напоминающей старенькое учение об особенных "возможностях" — силах, со всеми его метафизическими несуразностями. Позже он Кровообращение и дыхание 19 глава усиленно перерабатывал свои мнения для устранения этого недо­статка. Мы имеем в виду, естественно, его современный взор.

Не считая возникновения и исчезновения чувство­ваний и представлений мы сознаем внутри себя, гласит Вундт, более либо наименее ясно про­цесс, который называем вниманием. Этот процесс заключается в том, что известное психи­ческое содержание из Кровообращение и дыхание 19 глава всех других присут­ствующих в сознании становится более яс­ным и ясным. Назовем фигурально область ясного сознания фиксационным его полем, либо полем внимания. Вхожде­ние известного психологического содержания в это поле внимания и есть апперцепция это­го содержания, тогда как обычное возникновение его в сознании вообщем есть только перцеп Кровообращение и дыхание 19 глава­ция, либо, поточнее, перцепирование. Содержа­ния апперцепируются, другими словами завлекают наше внимание, сначала, теми чувст­вованиями, которыми они покрашены. Такие чувствования — наслаждения и неудо­вольствия, напряжения и возбуждения — попадают в фиксационную часть созна­ния ранее, чем соответствующые им содер­жания представлений соединяются с чувство­ваниями наслаждения и Кровообращение и дыхание 19 глава неудовольствия, разрешения и успокоения, характеризую­щими самый процесс внимания, и опреде­ляют в совокупы состав представлений, заполняющих внимание. Охарактеризо­вать, другими словами дать четкий отчет в этих мо­тивах внимания, в каждом данном случае, точно указать соответствующие для каждого представления чувствования в большин­стве случаев мы совсем не способен Кровообращение и дыхание 19 глава по большой их трудности. В ассоциативно воспроизводимых представлениях каждое последующее звено определяется совершенно точно предшествующим, в апперцептивных же после­довательностях есть, естественно, тоже причин­ная закономерность, но тут участвует и оказывает влияние вся совокупа того, что было во­обще пережито данным индивидом, вся предыдущая история его развития, ко­торую в Кровообращение и дыхание 19 глава каждом личном случае со­вершенно нереально точно проанализиро­вать. Апперцептивный процесс обоснован всей индивидуальностью, в нем выражает­ся вся психологическая личность.

Должно различать два вида, либо типа, апперцепции: новое содержание либо внезап­но для нас вступает в фиксационное поле сознания, либо мы уже до этого этого вступле­ния сознаем мотивы Кровообращение и дыхание 19 глава нашего внимания, меж­ду собою конкурирующие. 1-ый случай можно именовать импульсивной (пассивной) апперцепцией, 2-ой — волевой, активной.

1-ая соответствует действиям по влече­нию, 2-ая — произвольным действиям, в каких борются различные мотивы. И Вундт тем легче мог сблизить понятия апперцеп­ции и воли, что для него и наружный волевой акт Кровообращение и дыхание 19 глава есть тоже, в сути, не что другое, как апперцепция, конкретно апперцепция будуще­го деяния либо движения, за которой сле­дует само реальное движение. Эту свою эмо­циональную (аффективную) теорию воли Вундт противопоставляет интеллектуали-стическим объяснениям, в каких воля строится из представлений (к примеру, мотор­ных, кинестетических). В Кровообращение и дыхание 19 глава базе воли лежат импульсивные чувствования либо, поточнее, ряды их, слитые в цельные комплексы. Такие комплексы импульсивных влечений Вундт именует аффектами. Воля, гласит он, не есть какая-нибудь первичная, и, но, специфичная энергия сознания. Она не пер­вична, ибо состоит из таких же частей чувствований и представлений, как и дру­гие Кровообращение и дыхание 19 глава факты в сознании. Но она специфична в том смысле, что соединения этих частей в аффекты, влечения настолько же своеобразны, как и соединения их в другие типичные, к примеру, ассоциативные, сочетания. По другому говоря, состав волевых процессов сложен, но этот состав — в смысле процесса — полностью типичен, своеобразен и несводим Кровообращение и дыхание 19 глава, к примеру, к процессам ассоциации.

Ассоциативные сочетания представле­ний, как мы лицезрели, сущность пассивные пережи­вания. Они могут являться мотивами для воли, но сами слагаются без ее роли, авто­матически. Но есть другие сочетания пред­ставлений, которые появляются из процесса апперцепции, волевого по существу. Своеоб­разной чертой таких особенных, апперцеп­тивных сочетаний Кровообращение и дыхание 19 глава является не считая их актив­ного нрава то, что они тоже, как и сама апперцепция, обоснованы особенными сложны­ми чувствованиями, конкретно чувствованиями общего единства либо общего смысла в ряде частей. Эти чувствования вроде бы витают над цельностью данного состава представле­ний, и им соответствуют особенные цельные Кровообращение и дыхание 19 глава представления, представления цельного смысла (Gesammtvorstellungen). Возьмем ка­кой-нибудь ряд чисто ассоциационный (на­пример, несвязный ряд слов, первых при­шедших в голову, — школа, сад, дом, жесткий, мягенький, длиннющий, созидать и т.д.) и другой ряд в виде какой-либо осмысленной фразы (на­пример, из Гете: "Весна пришла во всей сво-

ей Кровообращение и дыхание 19 глава красоте, ранешняя гроза прогремела в горах и т.д.). Чем, спрашивается, различаются пси­хологически эти два ряда? Недостаточно про­сто сказать, что 1-ый ряд есть случайный набор слов, а 2-ой имеет сам по для себя смысл. Ибо случайность первого только кажущаяся, его происхождение было закономерно обус­ловлено ассоциациями. Осмысленность же Кровообращение и дыхание 19 глава второго ряда может и отсутствовать, на­пример, для малыша, который выучивает его просто на память. Притом и в этом втором ряде даже для понимающего его действуют тоже частично и ассоциативные связи. Но сущность различия вправду в том, что для субъекта, понимающего вторую фразу, в ней есть кое-что, не Кровообращение и дыхание 19 глава считая ассоциаций. Конкретно у пи­сателя, когда он составлял ее, должно было заблаговременно предшествовать отдельным ее сло­вам некое цельное общее представление, хотя бы к тому же неопределенное. Это цельное и обусловило ход фразы. Для нас как чита­телей этой фразы этого цельного при нача­ле ее чтения Кровообращение и дыхание 19 глава, правда, еще не имеется, мы имеем только устремленное на целое чувство ожидания. Да и это ожидание довольно для того, чтоб восприятие равномерно выяс­няющихся для нас частей фразы направля­лось апперцептивно к получению этого цель­ного представления в конце чтения фразы. В первом же ряде слов, чисто ассоциа Кровообращение и дыхание 19 глава­тивном, это общее сочетание вообщем отсут­ствует. В нем нет общей связности мысли, он похож на кучу камешков, из которых можно по­строить дом, но для этого нужен не считая кам­ней к тому же общий план. Итак, сущность осмыслен­ной фразы состоит в особенном соединении многого в Кровообращение и дыхание 19 глава личное единство, в особенное общее сочетание частей, которое типично для апперцептивных связей в их отличии от ассоциативных.

Такие и подобные им апперцептивные сочетания представлений появляются, как сказано, под воздействием воли либо внима­ния. Они в известном смысле основыва­ются на ассоциациях (так как и в пос­ледних уже даны различные дела Кровообращение и дыхание 19 глава меж представлениями), но, но, не могут быть полностью сведены к этим последним, ибо в апперцептивных сочетаниях сами эти от­ношения становятся отдельными, самосто­ятельными содержаниями для сознания, стоящими вместе с содержаниями соотно­сящихся, либо ассоциированных, представ­лений. Эти сознания отношений оказыва­ются, таким макаром, выделенными в

сознании формами мысли, а представление Кровообращение и дыхание 19 глава для их — только материалом. Развитие таких форм и составляет всю высшую духовную жизнь, которая в обиходной психологии именуется деятельностью рас­судка, фантазии и других возможностей. Но все это, в сути, только разные виды апперцептивных сочетаний.

3. Психология У.Джемса

Другой психолог, мнения которого оказали такое же сильное воздействие на со­временную Кровообращение и дыхание 19 глава науку о душе, как и учения В.Вундта, есть УДжемс. Он, как и Вундт, является реформатором современной пси­хологии, и так же, как у Вундта, эта ре­форма ориентирована, приемущественно, про­тив ассоцианизма, против психологии А.Бена и Г.Спенсера. Но если сила Вунд­та состоит Кровообращение и дыхание 19 глава в построении некой сис­темы новейшей психологии, в четком и пос­ледовательном проведении в ней главных начал, Джемс сначала воздействовал на со­временную психологию неестественным мас­терством в описании отдельных групп психологических фактов, во всей их жизнен­ности и непосредственности, кроме вся­ких теорий и искусственных построений. Он точно Кровообращение и дыхание 19 глава открыл современным психоло­гам глаза на эту своеобразную психичес­кую реальность, направил нас к конкретному опыту, показав все его неистощимое достояние, которое было до того времени закрыто теоретическими по­строениями. У многих после возникновения "Принципов психологии" Джемса (1890) точно спала какая-то повязка с глаз, и мы, так сказать, лицом к лицу Кровообращение и дыхание 19 глава повстречались с этой конкретной психологической жиз­нью. Это воздействие Джемса можно срав­нить со струей свежайшего воздуха, которая вдруг ворвалась через открытое окно в душную комнату, перепутывая бумаги на столе и внося в безжизненную тишину тео­рий хаос и яркость реальной жизни.

Основным предметом ассоциационной психологии всегда Кровообращение и дыхание 19 глава было выяснение сложно­го состава наших мыслях о окружающем мире. Она лицезрела свою задачку в том, чтоб показать, как обыкновенные идеи, соединяясь вместе через ассоциацию, составляют все содержа­ние нашего познания о окружающем мире. А потому что для эмпириста окружающий мир есть только явление в сознании и совпадает со сферой

доступного нам Кровообращение и дыхание 19 глава опыта, то задачка ассоциаци-онной психологии получила последующее зна­чение: показать, как из обычных мыслях стро­ится для нас картина реального мира либо, если угодно, сам действительный мир как опытнейший объект. В противоположность этому Джемса интересует не сходство меж­ду нашими мыслями и реальностью, а, напротив, своеобразие Кровообращение и дыхание 19 глава и отличие фактов со­знания от наружной реальности, пред­метом его психических описаний яв­ляется психика в ее различиях от наружной реальности, психологические переживания как таковые, кроме их реальной значимости для зания окружающей нас действи­тельности. Он стоит в психологии на точке зрения дуализма: есть наружный материаль­ный мир, либо окружающая нас Кровообращение и дыхание 19 глава среда, и есть типичная психологическая жизнь в нас, обусловленная частично этой средой, но все же значительно хорошая от нее. Изу­чение этих различий, этого своеобразия и есть сначала предмет психологии. Психо­логическая точка зрения заключается в том, что­бы созидать в наших идеях и вообщем пережи­ваниях не Кровообращение и дыхание 19 глава то, что в их соответствует реальности, а то, что в их отлично от этой реальности, глядеть на их не как на характеристики этой реальности, а конкретно как на наши духовные и субъек­тивные переживания во всей их определенной и личной особенности. Психолога ин­тересует, как искажается реальность в ее Кровообращение и дыхание 19 глава личном переживании. Согласно с этим Джемс выдвигает соответствия психи­ки не с наружным миром, как ассоцианисты, а еще более с личными физиоло­гическими и био особенностя­ми того организма, которому принадлежит данная психологическая жизнь.

Психологическая жизнь есть сплошной ряд поочередно переживаемых нами каче-ственностей, то, что Джемс Кровообращение и дыхание 19 глава фигурально назы­вает потоком сознания. Этим сопоставлением он сначала желает обозначить ту особен-

ность психики, которую Вундт называет ак­туальностью души, другими словами то, что духовные явления — чувства, представления, мысли, желания, чувствования — сущность не какие-ни­будь сохраняющиеся вещи, а только процессы, повсевременно сменяющие друг дружку состояния. Если даже тот же самый Кровообращение и дыхание 19 глава наружный предмет вторично нами воспринимается, то новое пе­реживание его не может никогда полностью быть схожим с предшествующим восприятием, ибо в каждое психическое переживание включено воздействие всей предшествующей психологической жиз­ни данного индивида, и, как следует, психологический поток никогда не представля­ет полного возвращения к пережитому Кровообращение и дыхание 19 глава, он есть всегда нечто, частично по последней мере, новое, еще не бывшее. Уже это событие делает неосуществимым мнение на психичес­кую жизнь как на перетасовки и ассоциации одних и тех же сохраняющихся мыслях, как то было в ассоциационной психологии. Ассоци-анизм неверно гипостазирует наши пережи­вания либо представления, направляет Кровообращение и дыхание 19 глава их в вещи, тогда как в реальности они сущность только процессы. Но этого не достаточно. Как мы произнесли, психологическая жизнь есть неизменная смена качественностей. Это означает, что каж­дое переживание, как таковое, как психи­ческий факт, есть нечто обычное, некое не­делимое качество. Хоть какое восприятие, к примеру, этого листа бумаги трудно Кровообращение и дыхание 19 глава в том смысле, что оно находится в зависимости от различных органов эмоций: от глаза и его зрения, от кожи и ее осязания и т.п., но, как психологический факт, в смысле его содержания, оно есть только неко­торая обычная качественность, и, если б я ни­чего Кровообращение и дыхание 19 глава не знал заблаговременно о собственном глазе и коже, не испытывал ранее по отдельности зритель­ных и осязательных свойств, я настолько же не достаточно мог бы отделить в восприятии листа белоснежной бумаги осязательные элементы от зритель­ных, как не может во вкусе лимонада отде­лить кислоты от сладости тот, кто ранее Кровообращение и дыхание 19 глава не испытал по отдельности вкуса сахара и вку­са лимона1.

1 Это учение Джемса о чисто высококачественном составе наших переживаний и о неповторяемости их полностью усвоил в ближайшее время А.Бергсон, и его учение о "реальном времени" психологической жизни есть только повторение мнений Джемса. Но Бергсон основательно дополнил это учение Кровообращение и дыхание 19 глава Джемса тем, что признал в нашей психике еще другую сторону либо другой нюанс, обращенный к занию окружающего мира с его циклическими свойствами, с его количественными от­ношениями, с его математическим временем и т.д. Ибо если совместно с Джемсом признать только 1-ый нюанс, то совсем не поддающимся объяснению будет Кровообращение и дыхание 19 глава то, как мы можем нашей только качествен­ной психикой узнать мир количеств, ну и сама психология, если психологические явления сущность только неповторяющиеся оригиналы, будет невозможна как наука: перед ней будет только безграничное число совсем несравненных объектов, которых нереально даже обрисовать ввиду того, что любой из их есть в Кровообращение и дыхание 19 глава полном смысле слова unicum.

Эта неизменная смена различных каче-ственностей, составляющая поток нашего сознания, представляет, но, цельный и непрерывный ряд благодаря тому, что все эти качественности связаны меж собой сознаниями отношений — пространствен­ных, временных сходств, различий и т.д. Эти сознания дела Джемс именует переходными состояниями в том конкретно смысле, что Кровообращение и дыхание 19 глава они зависят и по собственному возник­новению и по собственному содержанию от связы­ваемых ими устойчивых состояний. Недо­статочное исследование этих переходных состояний есть, по его воззрению, главный не­достаток ассоциационной психологии (уп­рек навряд ли верный, ибо, не говоря уже о Г.Спенсере, который предназначил много внима­ния этим Кровообращение и дыхание 19 глава переходным ощущениям отно­шений, мы находим у Д.Юма очень разра­ботанную теорию этой стороны сознания). В конце концов, соответствующей чертой нашего пото­ка сознания нужно признать его селек­тивность, другими словами то, что в нем всегда имеет место подбор либо отбор узнаваемых состоя­ний и отклонение Кровообращение и дыхание 19 глава, подавление других. Пси­хические содержания не все имеют для нас однообразное значение, но один важнее, инте­реснее, ценнее для нас, а другие наименее цен­ны, наименее значительны. 1-ые выделяют­ся, 2-ые отступают на задний план, 1-ые имеют для нас огромную действи­тельность, 2-ые — наименьшую. Сознание в этом смысле может Кровообращение и дыхание 19 глава быть сравнено с полем зрения, в каком только закрепляемая часть видится нами ясно, а остальное — смутно и неопределенно. Либо мы можем сопоставить его с положением человека, окруженного густым туманом, в каком выступают для него только наиблежайшие (более достойные внимания) предметы, а более дальние (наименее интерес­ные) равномерно и неопределенно Кровообращение и дыхание 19 глава уходят в туман, так что нельзя даже найти, где кончается граница их видимости и что находится на этом пределе. Этот селектив­ный нрав потока сознания распростра­няет свое воздействие решительно на все наши переживания и присваивает им тот глубоко типичный и личный колер, ко­торый резко отличает их Кровообращение и дыхание 19 глава от всякого внеш­него бытия, в каком все вещи имеют оди­наковую степень действительности.

Итак, для ассоциационной психологии отдельные представления являлись теми духовными атомами, из которых она слага­ла сознание как их сумму, для Джемса же

первичным фактом является поток созна­ния как некая психологическая действительность, отдельные же переживания сущность только Кровообращение и дыхание 19 глава мимолетные состояния этого живого про­цесса; для ассоциационной психологии все эти переживания есть, так сказать, на одной плоскости, для Джемса же другие из их выдаются, как приметные верхушки в об­щем потоке, а другие теряются в глубине и полумраке; для первой сознание есть диск­ретная множественность сложных образо Кровообращение и дыхание 19 глава­ваний, для второго оно есть сплошной ряд незапятнанных качественностей; для первой отдель­ные представления наружным образом при­мыкают друг к другу, следуют только во вре­мени вереницей, для Джемса же каждое последующее переживание, так сказать, впи­тывает в себя предшествующее, получает от пре­дыдущего особенный колер, так что психика становится внутренним Кровообращение и дыхание 19 глава образом все содержательнее и персонально своеоб­разнее.

Настолько же глубоко обратны воз­зрения Джемса учениям ассоцианистов и во всех практически личных вопросах психоло­гии. Не входя тут в очень огромные подробности, укажем еще только на два из этих вопросов, конкретно, на его отношение к теории психофизического параллелизма и к теории Кровообращение и дыхание 19 глава психологической эволюции. Ассоци-ационная психология, видящая в психи­ческих закономерностях сначала ас­социацию смежности, склонялась всегда, уже с самого начала собственного, к мысли, что психологические закономерности имеют вто­ричный нрав, представляют только от­ражение в сознании первичных закономер­ностей наружной природы. Она всегда была склонна рассматривать психологическую жизнь Кровообращение и дыхание 19 глава только как эпифеномен реального мира, как отражение этого реального мира в зеркале сознания. А с того времени, как она вступила в тесное общение с физиологией, что вышло у Спенсера, а потом было предстоящим образом развито Т.Цигеном, Г.Эббингаузом и многими другими, в ней совсем укрепился принцип, что по­следовательность Кровообращение и дыхание 19 глава психологических явлений находится в зависимости от последовательности физиоло­гических явлений в мозге. Эти последние представляют реальные причинные связи, и психика на их никакого воздействия ока­зать не может. Как следует, и движения и деяния человека и животных, рассмат­риваемые с физической стороны, представ-

ляют движение физических автоматов, и Кровообращение и дыхание 19 глава если б сознание совершенно угасло в их, их деяния остались бы прежними. Эта "те­ория автомата" отыскала в Джемсе сильного противника. Он признает науч­ную привлекательность таких мнений, но считает, что возможность и практичес­кая очевидность в отдельных случаях энер­гически свидетельствуют против попыт­ки разъяснить все наши деяния Кровообращение и дыхание 19 глава чисто механически. Если б сознание не оказы­вало никакого воздействия на организм, было бы неясно, почему оно могло развивать­ся в процессе эволюции и равномерно со­вершенствоваться вкупе с развитием жи­вотных видов. Эволюция психологической жизни обосновывает, что последняя биоло­гически полезна, другими словами оказывает влияние как-то на физиологические Кровообращение и дыхание 19 глава процессы в организме. Она, по всей вероятности, играет роль избирательного принципа, а именно, со­знание неудовольствия либо боли должно оказывать влияние задерживающим образом на те движения и деяния, которые вызвали это чувство, должно их подавлять либо останав­ливать.

Значительно отличаются мнения Джемса от взглядов ассоцианистов и на тот Кровообращение и дыхание 19 глава эволюционный процесс, при помощи ко­торого образовались прирожденные формы со­знания. Джемс, как и Спенсер, считает, что то, что является сейчас прирожденным (ап­риорным) для личного сознания, — инстинкты, логические формы мышле­ния, непростой состав пространственных представлений и т.п. — есть итог наследственности от прошлых поколе­ний, для которых эти Кровообращение и дыхание 19 глава априорные формы были личным приобретением. Но процесс этого начального приобрете­ния Джемс представляет по другому, чем Спен­сер и ассоцианисты вообщем. Для Спенсера оно явилось прямым приспособлением психики к окружающей среде: обра­зовавшиеся при таком приспособлении ас­социации стали равномерно от бесчислен­ных повторений наследными, при этом только те Кровообращение и дыхание 19 глава организмы, которые имели правильные, другими словами на биологическом уровне полез­ные, ассоциации, могли выживать в этой борьбе за существование. Соответственно тому, согласно Спенсеру, психический анализ состава нашей современной психи­ки может показать нам и весь древний процесс ее происхождения и развития.

Джемс, напротив, признает более правиль­ной Кровообращение и дыхание 19 глава теорию А.Вейсмана, согласно которой личный опыт вообщем не наследу­ется. Он не считает вероятным в составе нашей психики открыть условия ее проис­хождения, ибо этими критериями были ре­альные физиологические причины, необъяс­нимые ассоциационно. Метод, которым мы сейчас познаем сложные объекты, совсем не должен обязательно припоминать тот метод Кровообращение и дыхание 19 глава, которым появились сначало элемен­ты зания и инстинктов. Джемс конкретно считает, что эти элементы не были прямым приспособлением психики к окружающей среде, а появились из подбора сначало случайных физиологических особенностей, прокинувшихся в зародышевой плазме либо в природных особенностях нервной системы данного индивидума, но которые, оказавшись потом полезными, подверглись отбору в борь­бе Кровообращение и дыхание 19 глава за существование. По-видимому, гласит он, высшие эстетические, нравственные, ум­ственные стороны нашей жизни появились сначало из воздействий побочного, случайного нрава среды на зародышевую плазму, на ее молекуляр­ное строение, просочились в наш мозг не по парадной лестнице, не через воздействие этой среды на органы эмоций, а по Кровообращение и дыхание 19 глава темной лестни­це эмбриологии, зародились в известном смысле не снаружи, а снутри дома. Но, оказав­шись полезными в борьбе за существование, другими словами дав тем индивидам, в каких они случаем прокинулись, излишние шансы жизни, они укрепились этим отбором.

Таким макаром, для Джемса эти наслед­ственные формы психики являются Кровообращение и дыхание 19 глава пер­воначально случайными идиосинкразиями и, как следует, подлежат уже не психоло­гическому, через ассоциации, разъяснению, но только физиологическому либо эмбрио­логическому.

4. Психология актов либо функций

В собственных последних обзорах годовых итогов психологии (за 1910 и 1911гг.) А.Бине, один из самых чутких, объективных и тонких психологов нашего времени, усиленно направляет вни Кровообращение и дыхание 19 глава­мание на безпрерывно возрастающий ряд но­вых исследовательских работ мышления без образов. Исследования эти, в каких сам Бине явился инициативным участником своими

работами "О психологии именитых счетчиков и игроков в шахматы" (1894) и "Экспериментальное исследование разума" (1903), состоят, вообщем говоря, в возмож­но точнейшем личном наблюдении наших переживаний, когда мы размышля­ем Кровообращение и дыхание 19 глава о каком-нибудь вопросе либо предмете. Такие исследования выполняются обык­новенно вдвоем: "экспериментатор" зада­ет "наблюдающему" какой-либо вопрос (к примеру: "Что вы думаете делать завт­ра?"), а наблюдающий, ответив на вопрос (на­пример: "Я предполагаю завтра уехать на дачу"), должен потом немедля точно обрисовать все свои переживания, которые Кровообращение и дыхание 19 глава испытал в этом опыте. При таких опы­тах обнаружилось то замечательное обсто­ятельство, что процесс мышления идет со­вершенно точно и точно к собственной цели, а дать для себя отчет, что мы при всем этом переживаем, очень тяжело; только какие-то клочки образов мерцают в сознании (к примеру, при Кровообращение и дыхание 19 глава словах "завтра", "уеду", "на дачу" и т.п.), а нередко даже не клочки образов, а неопределенные чувствования (ожидания, внимания, удивления, успокое­ния и пр.). Процесс мышления, жесткий и целесообразный сам по для себя, разумеется, не исчерпывается этими случайными и эс­кизными содержаниями, промелькнувши­ми в сознании, и не Кровообращение и дыхание 19 глава состоит из их; эти образы (включая и словесные), быстрее, заменители мышления, чем его действи­тельная природа. По другому говоря, в нашем мышлении есть что-то другое, не считая содер­жания образов и представлений слов, это процесс, не исчерпывающийся схожими содержаниями сенсорного нрава. Не­давно было подтверждено, к примеру, что воз­можно Кровообращение и дыхание 19 глава ждать какое-нибудь событие, даже полностью определенное, не имея, одна­ко, совсем вида этого действия: этот об­раз, означает, не составляет природы наше­го ожидания. Равно может быть узнавать предмет, совсем не относя его к прежнему опыту, узнавание совсем не есть сопоставление 2-ух образов — реального и прошедшего. Может Кровообращение и дыхание 19 глава быть также ощущать, что какое-нибудь слово не подходит к данному случаю, что рассуждение неверно, что данное предположение неописуемо, что ка­кой-нибудь поступок гнусен, не совершая при всем этом никаких определенных форм суждения и не отдавая для себя отчета в моти­вах таких оценок. Джемс называл такие

неопределенные факты Кровообращение и дыхание 19 глава, несводимые к содержанию образов и слов, "обертонами сознания", сливающимися в некий об­щий "тембр данной мысли".

Все эти новые экспериментальные ис­следования мысли, которые мы только вкрат­це упоминаем тут (исследования К.Мар-бе, НАха, Г.Уатта, А.Мессера, К.Бюлера, Р.Вудвортса, ГШтерринга, Астера, Дюра, Бове,А.Пика,Абрамовского и Кровообращение и дыхание 19 глава др.), совместно с прежними исследовательскими работами самого А.Бине относительно процессов счета у знамени­тых счетчиков, процессов игры a 1'aveugle у шахматистов и представлений смысла слов и фраз у малышей и взрослых приводят к общему заключению, что ходячая пси­хологическая теория о том, что идея есть Кровообращение и дыхание 19 глава только совокупа образов (зрительных, слуховых, осязательных, двигательных), должна быть отвергнута. Эта теория была только сенсуалистическим предрассудком, фиктивной конструкцией ассоциационной психологии, которая разрушается сейчас по­казаниями более четкого психологическо­го наблюдения. Мышление не есть только поочередный ряд образов: эти обра­зы являются только значками, отдельными светлыми пт в каком-то Кровообращение и дыхание 19 глава психоло­гическом процессе нечувственного харак­тера, и этот процесс должен быть отлича­ем от таких содержаний.

Изложенные мнения Бине являют­ся, но, только частью еще более об­ширного течения в современной психоло­гии, которое в совокупы можно именовать многофункциональной, либо животрепещущей психологией. Если ассоциационная пси­хология сводила все психологические процес Кровообращение и дыхание 19 глава­сы к ассоциациям представлений и, во­обще, содержаний сознания, то обозначенное направление считает это неосуществимым. Не считая ассоциаций оно признает целый ряд других психологических актов либо фун­кций, содержание же сознания считает только материалом для этих функций. Со­ответственно тому и задачка психологии определяется, как 1) анализ содержаний сознания, 2) исследование функций Кровообращение и дыхание 19 глава сознания. Эти акты, но, различные психологи по­нимают и определяют очень различно. Одно из направлений, пользующееся сейчас широким распространением, ведет свое на­чало от австрийского психолога Брента-но, получило более точную формулировку у Гуссерля, Мейнонга и Штумпфа,

делится Витасеком, Мессером, Бюле-ром, Ахом и многими другими. Ф.Брента-но ("Психология Кровообращение и дыхание 19 глава с эмпирической точки зрения", 1874) обосновывал, что суждения совсем не сущность ассоциации представлений, но что в их есть нечто полностью своеоб­разное, конкретно утверждение либо отрица­ние, относящееся не к фактам сознания, другими словами не к представлениям, но к их объектам, к самой реальности, ко­торая предполагается в Кровообращение и дыхание 19 глава суждении и со­ставляет его действительный смысл. Если, к примеру, представление "небо" вызывает по ассоциации представление "голубого цвета", это есть хронологическая последо­вательность (либо, допустим даже, одновре­менность) 2-ух представлений, но тут нет еще совсем суждения "небо — голубого цвета". Эта последняя связь относится к чему-то непознаваемому вашим пред­ставлениям Кровообращение и дыхание 19 глава, к реальному (либо хотя бы воображаемому) предмету, и являет­ся связью особенного рода, хорошей от про­стой ассоциации. Таковой беспристрастный смысл суждений Брентано именует ин­тенцией, интенциональным актом, другими словами направленностью нашей мысли на не­который объект, вне нашей мысли нахо­дящийся и мыслимый нами в данном представлении Кровообращение и дыхание 19 глава.


kroj-ot-alekseya-kudrina-5-osnovnih-novostej.html
krokodili-referat.html
kromanonci.html