Кровообращение и дыхание 23 глава

Теория "обманутого ожидания". В пси­хологической литературе мы встречаем теорию, которая, казалось бы, полностью отве­чает поставленному тут нами вопросу. Это — теория "обманутого ожидания". Правда, при ее разработке упомянутые нами аналоги иллюзии веса были еще не­известны: они были в первый раз опубликова­ны нами в связи с неувязкой об Кровообращение и дыхание 23 глава основах данной иллюзии позже1. Тем больше внимания заслуживает эта теория на данный момент, когда наличие этих аналогов точно показывает, что в базе интересующих тут нас феноменов должно лежать нечто, имеющее по существу только формальное значение и поэтому способное оказаться год­ным для разъяснения тех случаев, которые, касаясь материала разных чувственных Кровообращение и дыхание 23 глава модальностей, настолько очень отличаются друг от друга со стороны содержания.

Теория "обманутого ожидания" пыта­ется разъяснить иллюзию веса последующим образом: в итоге повторного подни­мания тяжестей (либо же для разъяснения наших феноменов мы могли бы на данный момент до­бавить — повторного воздействия зритель­ного, слухового либо какого-нибудь Кровообращение и дыхание 23 глава другого воспоминания) у испытуемого вырабатыва­ется ожидание, что в определенную руку ему будет дан всегда более тяжкий пред­мет, чем в другую, и когда в критичном опыте он не получает в эту руку более тя­желого предмета, чем в другую, его ожида­ние оказывается обманутым, и он, недооце Кровообращение и дыхание 23 глава­нивая вес приобретенного им предмета, считает его более легким. Так появляется, согласно этой теории, воспоминание контра­ста веса, а в соответственных критериях и другие обнаруженные нами аналоги этого парадокса.

Нет сомнения, что теория эта имеет определенное преимущество перед мюлле-ровской, так как она в базе признает возможность проявления наших феноме Кровообращение и дыхание 23 глава­нов везде, где только может идти речь об "обманутом ожидании", как следует, не

1 См. Узнадзе Д. Об основном законе смены установки. 170

исключительно в одной, да и во всех наших чув­ственных сферах. Наши опыты конкретно и демонстрируют, что интересующая тут нас иллюзия не ограничивается сферой одной какой-либо чувственной модальности, а имеет Кровообращение и дыхание 23 глава существенно более обширное распро­странение.

Все же принять эту теорию не представляется вероятным. Сначала она не достаточно удовлетворительна, так как не дает никакого ответа на значимый в нашей дилемме вопрос — вопрос о том, почему, фактически, в одних случаях возни­кает воспоминание контраста, а в других — ассимиляции. Нет Кровообращение и дыхание 23 глава никаких оснований считать, что субъект вправду "ожи­дает", что он и в предстоящем будет полу­чать то же соотношение раздражителей, какое он получал в подготовительных опы­тах. По сути такового "ожидания" у него не может быть, хотя бы после того, как выясняется после одной—2-ух экспо­зиций, что Кровообращение и дыхание 23 глава он получает совершенно не те раз­дражения, которые он, может быть, действи­тельно "ждал" получить. Ведь в наших опытах иллюзии появляются не только лишь после одной—2-ух экспозиций, да и дальше.

Да и независимо от этого суждения теория "обманутого ожидания" все таки дол­жна быть испытана и притом испытана, если может быть Кровообращение и дыхание 23 глава, экспериментально; только в данном случае можно будет судить оконча­тельно о ее приемлемости.

Мы поставили особые опыты, ко­торые должны были разрешить интересу­ющий тут нас вопрос о теоретическом значении переживания "обманутого ожи­дания". В этом случае мы использова­ли состояние гипнотического сна, посколь­ку оно Кровообращение и дыхание 23 глава предоставляет в наше распоряжение прибыльные условия для разрешения постав­ленного вопроса. Дело в том, что факт ра­порта, возможность которого представля­ется в состоянии гипнотического сна, и делает нам эти условия.

Мы гипнотизировали наших испытуе­мых и в этом состоянии провели на их подготовительные опыты. Мы давали им в руки Кровообращение и дыхание 23 глава обыденные шары — один большой, дру­гой — малый и заставляли их ассоциировать эти шары по объему меж собой. По окон­чании опытов, невзирая на факты обыч­ной постгипнотической амнезии, мы все таки специально внушали испытуемым, что они должны основательно запамятовать все, что с ними

делали в состоянии сна. Потом отводили Кровообращение и дыхание 23 глава испытуемого в другую комнату, там буди­ли его и через некое время, в бодр­ствующем состоянии, проводили с ним наши критичные опыты, т. е. давали в руки равные по объему шары с тем, чтоб испытуемый сравнил их меж собой.

Наши испытуемые практически во всех слу­чаях находили, что шары эти Кровообращение и дыхание 23 глава не равны, что шар слева (т.е. в той руке, в которую в подготовительных опытах во время гипно­тического сна они получали больший по объему шар) приметно меньше, чем шар справа.

Таким макаром, не подлежит сомнению, что иллюзия может показаться и под вли­янием подготовительных опытов, проведен­ных в состоянии гипнотического Кровообращение и дыхание 23 глава сна, т. е. в состоянии, в каком и речи не может быть ни о каком "ожидании". Ведь совер­шенно безусловно, что наши испытуемые не имели ровно никакого представления о том, что с ними происходило во время гипноти­ческого сна, когда над ними проводились критичные опыты, и "ждать" они Кровообращение и дыхание 23 глава, ко­нечно, ничего не могли. Безусловно, теория "обманутого ожидания" оказывается несо­стоятельной для разъяснения явлений на­ших феноменов.

8. Установка как база этихиллю­зий. Что все-таки, если не "ожидание", в таком случае определяет поведение человека в рассмотренных выше опытах? Мы лицезреем, что всюду, во всех этих опытах, ре­шающую роль Кровообращение и дыхание 23 глава играет не то, что специ­фично для критерий каждого из их, — не сенсорный материал, возникающий в осо­бых критериях этих задач, либо чего-нибудть другое, свойственное для их, — не то обсто­ятельство, что в одном случае идет речь, скажем, относительно объема, гаптическо-го либо зрительного, а в Кровообращение и дыхание 23 глава другом — отно­сительно веса, давления, степени освеще­ния либо количества. Нет, решающую роль в этих задачках играет конкретно то, что яв­ляется общим для их всех моментом, что соединяет воединыжды, а не разъединяет их.

Естественно, на базе настолько разнородных по содержанию задач могло появиться одно и то же решение исключительно в Кровообращение и дыхание 23 глава том случае, если б они все в главном касались 1-го и такого же вопроса, чего-то общего, представленного в специфичной форме в каждом отдельно взятом случае. И действи­тельно, во всех этих задачках вопрос сво-

дится к определению количественных отношений: в одном случае спрашивает­ся относительно обоюдного дела Кровообращение и дыхание 23 глава объемов 2-ух шаров, в другом — относи­тельно силы давления, веса, количества. Словом, во всех случаях ставится на раз­решение вопрос будто бы об одной и той же стороне различных явлений — об их ко­личественных отношениях.

Но эти дела не являются в на­ших задачках отвлеченными категориями. Они Кровообращение и дыхание 23 глава в каждом отдельно взятом случае представ­ляют собой полностью определенные данности, и задачка испытуемого заключается в оп­ределении конкретно этих данностей. Для того, чтоб разрешить, скажем, вопрос о величине кругов, мы поначалу предлага­ем испытуемому пару раз по два не­равных, а потом, в критичном опыте, по два равных круга. В других Кровообращение и дыхание 23 глава задачках он получает в подготовительных опытах со­всем другие вещи: два неодинаково силь­ных воспоминания давления, два неодина­ковых количественных воспоминания, а в критичном опыте — два схожих раздражения. Невзирая на всю разницу материала, вопрос остается во всех случа­ях по существу один и тот же: идет Кровообращение и дыхание 23 глава речь везде о нраве дела, которое мыслится снутри каждой задачки. Но от­ношение тут не переживается в каком-нибудь обобщенном виде. Невзирая на то, что оно имеет общий нрав, оно дается всегда в каком-нибудь определенном выражении. Но как это происходит?

Решающее значение в этом процессе, необходимо считать, имеют наши предваритель­ные Кровообращение и дыхание 23 глава экспозиции. В процессе повторного предложения их у испытуемого выраба­тывается какое-то внутреннее состояние, которое подготовляет его к восприятию последующих экспозиций. Что это внутрен­нее состояние вправду существует и что оно вправду подготовлено по­вторным предложением подготовительных экспозиций, в этом не может быть сомне­ния: стоит произвести критичную экс Кровообращение и дыхание 23 глава­позицию сходу, без подготовительных опы­тов, т.е. предложить испытуемому заместо неравных сразу равные объекты, чтоб узреть, что он их принимает адекват­но. Как следует, непременно, что в наших опытах эти равные объекты он восприни­мает по типу подготовительных экспози­ций, а конкретно как неравные.

Как Кровообращение и дыхание 23 глава разъяснить это? Мы лицезрели выше, что об "ожидании" тут гласить нет оснований: нет никакого смысла счи­тать, что у испытуемого вырабатывается "ожидание" получить те же раздражите­ли, какие он получал в подготовительных экспозициях.

Но мы лицезрели, что и попытка объяс­нить все это вообщем как-нибудь по другому, ссы Кровообращение и дыхание 23 глава­лаясь еще на какие-нибудь известные пси­хологические факты, тоже не оказывается продуктивной. Потому нам остается об­ратиться к особым опытам, которые дали бы ответ на интересующий тут нас вопрос. Это наши гипнотические опыты, о которых мы только-только гласили.

Результаты этих опытов даны в табл. 4 (в процентах).

Таблица Кровообращение и дыхание 23 глава 4

Реакция + - =
16 испытуемых, % ...

Мы лицезреем, что результаты эти в основ­ном точно те же, что и в обыденных наших опытах (табл. 1), а конкретно: невзирая на то, что испытуемый, вследствие постгипноти­ческой амнезии, ничего не знает о предва­рительных опытах, не знает, что в одну руку он получал больший по объему шар, а Кровообращение и дыхание 23 глава в другую наименьший, однообразные шары кри­тических опытов он все таки принимает как неодинаковые: иллюзия объема и в этих критериях остается в силе.

О чем все-таки молвят нам эти результаты? Они указывают на то, что, безусловно, не имеет никакого значения, знает испытуе­мый чего-нибудть о подготовительных Кровообращение и дыхание 23 глава опы­тах либо он ничего о их не знает: и в том, и в другом случае в нем создается какое-то состояние, которое полностью обус­ловливает результаты критичных опы­тов, а конкретно, равные шары кажутся ему неравными. Это означает, что в итоге подготовительных опытов у испытуемого по­является Кровообращение и дыхание 23 глава состояние, которое, невзирая на то, что его ни в одной степени нельзя на­звать сознательным, все таки оказывается фактором, полностью действующим и, следова­тельно, полностью реальным фактором, направ­ляющим и определяющим содержание нашего сознания. Испытуемый ровно ни­чего не знает о том, что в подготовительных опытах он получал в руки шары Кровообращение и дыхание 23 глава неодина­кового объема, он вообщем ничего не знает

об этих опытах, и, все же, показания критичных опытов самым недвусмыс­ленным образом молвят, что их резуль­таты зависят полностью от этих пред­варительных опытов.

Можно ли колебаться после чего, что в психике наших испытуемых существует и действует фактор, о наличии которого в Кровообращение и дыхание 23 глава сознании и речи не может быть, — состоя­ние, которое можно потому квалифици­ровать как внесознателъный психологический процесс, оказывающий в данных критериях решающее воздействие на содержание и тече­ние сознательной психики.

Но означает ли это, что мы допускаем существование области "безотчетного" и, таким макаром, расширяя пределы пси­хического, находим место Кровообращение и дыхание 23 глава и для отмечен­ных в наших опытах психологических актов? Естественно, нет! Ниже, когда мы будем гово­рить специально о дилемме бессознатель­ного, мы покажем, что в принципе в широ­ко узнаваемых учениях о безотчетном обычно не находят различия меж созна­тельными и безотчетными психи­ческими процессами. И в том Кровообращение и дыхание 23 глава, и в другом случае идет речь о фактах, которые, по-ви­димому, только тем отличаются друг от друга, что в одном случае они сопровождаются сознанием, а в другом — лишены такового сопровождения; по существу же содержа­ния эти психологические процессы остаются схожими: довольно показаться созна­нию, и Кровообращение и дыхание 23 глава безотчетное психическое содер­жание станет обыденным сознательным пси­хическим фактом.

Но в нашем случае идет речь не о та­кого рода различии меж сознательны­ми духовными явлениями и теми специ­фическими процессами, которые, будучи лишены сознания, протекают вне его пре­делов. Тут вопрос касается 2-ух различ­ных областей психологической жизни, из Кровообращение и дыхание 23 глава ко­торых любая представляет собой необыкновенную, самостоятельную ступень развития пси­хики и является носительницей специфи­ческих особенностей. В нашем случае идет речь о ранешней, досознательной сту­пени психологического развития, которая на­ходит свое выражение в констатирован­ных выше экспериментальных фактах и, таким макаром, становится доступной научному анализу.

Итак Кровообращение и дыхание 23 глава, мы находим, что в итоге подготовительных опытов в испытуемом

создается некое специфичное состо­яние, которое не поддается характеристи­ке как какое-нибудь из явлений сознания. Особенностью этого состояния будет то событие, что оно предваряет появле­ние определенных фактов понимания либо предшествует им. Мы могли бы сказать, что это состояние, не будучи сознательным Кровообращение и дыхание 23 глава, все таки представляет своеобразную тенденцию к определенным содержаниям сознания. Вернее всего было бы именовать это со­стояние установкой субъекта, и это пото­му, что, во-1-х, это не частичное со­держание сознания, не изолированное психическое содержание, которое противо­поставляется другим содержаниям созна­ния и вступает с Кровообращение и дыхание 23 глава ними во отношения, а некое целостное состояние субъек­та; во-2-х, это не просто какое-нибудь из содержаний его психологической жизни, а момент ее динамической определенности. И, в конце концов, это не какое-нибудь определен­ное, частичное содержание сознания субъекта, а целостная направленность его в определенную сторону на определенную активность Кровообращение и дыхание 23 глава. Словом, это, быстрее, установка субъекта как целого, чем какое-нибудь из его отдельных переживаний, — его основ­ная, его изначальная реакция на воздей­ствие ситуации, в какой ему приходит­ся ставить и разрешать задачки.

Но если это так, тогда все описанные выше случаи иллюзии представляются нам как проявление деятельности уста Кровообращение и дыхание 23 глава­новки. Это означает, что в итоге воз­действия беспристрастных раздражителей, в нашем случае, к примеру, шаров неодина­кового объема, в испытуемом сначала появляется не какое-нибудь содер­жание сознания, которое можно было бы формулировать спецефическим образом, а быстрее, некое специфичное состоя­ние, которое идеальнее всего можно было бы охарактеризовывать как установку Кровообращение и дыхание 23 глава субъек­та в определенном направлении.

Эта установка, будучи целостным со­стоянием, ложится в базу совсем определенных психологических явлений, воз­никающих в сознании. Она не следует в какой-либо мере за этими психически­ми явлениями, а, напротив, можно сказать, предваряет их, определяя состав и тече­ние этих явлений Кровообращение и дыхание 23 глава.

Для того, чтоб изучить эту установку, было бы целенаправлено следить ее дос-

таточно длительное время. А для это-то было бы принципиально закрепить, зафиксиро­вать ее в нужной степени. Этой цели служит повторное предложение испытуе­мому наших экспериментальных раздра­жителей. Эти повторные опыты мы обыч­но называем фиксирующими либо просто установочными Кровообращение и дыхание 23 глава, а самую установку, воз­никающую в итоге этих опытов, фик­сированной установкой.

Чтоб подтвердить высказанные тут нами догадки, дополнительно были проведены последующие опыты. Мы давали испытуемому нашу обыденную предвари­тельную либо, как мы будем именовать в предстоящем, установочную серию — два шара неодинакового объема.

Новый момент был Кровообращение и дыхание 23 глава введен только в кри­тические опыты. Обычно в качестве кри­тических тел испытуемые получали в руки шары, по объему равные наименьшему из ус­тановочных. Но в этой серии мы пользова­лись в качестве критичных шарами, ко­торые по объему были больше, чем больший из установочных. Это было сде­лано в одной серии Кровообращение и дыхание 23 глава опытов. В другой се­рии критичные шары заменялись дру­гими фигурами — кубами, а в оптической серии опытов — рядом разных фигур.

Результаты этих опытов подтвердили высказанное нами выше предположение: испытуемым эти критичные тела каза­лись неравными — иллюзия и в этих слу­чаях была налицо.

Раз в критичных Кровообращение и дыхание 23 глава опытах в этом случае учавствовала совсем новенькая величина (а конкретно шары, которые отличались по объему от установочных, были больше, чем какой-либо из их), также ряд пар других фигур, отличающих­ся от установочных, и, все же, они воспринимались через призму выработан­ной на другом материале установки, то не подлежит сомнению, что Кровообращение и дыхание 23 глава материал устано­вочных опытов не играет роли и установ­ка вырабатывается только на базе соот­ношения, которое остается неизменным, вроде бы ни изменялся материал и какой бы чув­ственной модальности он ни касался.

Еще больше калоритные результаты получим мы в том же смысле, если проведем сейчас не критичные, как Кровообращение и дыхание 23 глава выше, а уста-

новочные опыты с помощью нескольких фигур, существенно отличающихся друг от друга по величине1.

К примеру, предлагаем испытуемому тахистоскопически, поочередно вереницей, ряд фигур: поначалу треугольни­ки — большой и малый, потом квадраты, шестиугольники и ряд других фигур по­парно в том же соотношении.

Словом, установочные опыты Кровообращение и дыхание 23 глава построе­ны таким макаром, что испытуемый полу­чает повторно только определенное соотно­шение фигур: к примеру, справа — огромную фигуру, а слева — малую; сами же фигуры никогда не повторяются, они изменяются при каждой отдельной экспозиции.

Нужно считать, что при таковой поста­новке опытов, когда неизменным остает­ся только соотношение (большой Кровообращение и дыхание 23 глава—малый), а все другое изменяется, у испытуемых вырабатывается установка конкретно на это соотношение, а не на чего-нибудть другое. В критичных же опытах они получают пару равных меж собой фигур (напри­мер, пару равных кругов, эллипсов, квад­ратов и т.п.), которые они должны срав­нить меж собой.

Каковы же результаты Кровообращение и дыхание 23 глава этих опытов? Остановимся только на тех из их, которые представляют конкретный энтузиазм исходя из убеждений поставленного тут вопро­са. Оказывается, что, невзирая на непре­рывную меняемость установочных фигур, при сохранении нетронутыми их соотно­шений, факт обыкновенной нашей иллюзии уста­новки остается без всякого сомнения. Ис­пытуемые в ряде Кровообращение и дыхание 23 глава всевозможных случаев не замечают равенства критичных фигур, при этом гос­подствующей формой иллюзии и в данном случае является парадокс контраста.

Необходимо, но, отметить, что в услови­ях абстракции от определенного материала, т.е. в предлагаемых вниманию читателя опытах, действие установки оказывается, обычно, наименее действенным, чем в критериях наиблежайшего сходства либо пол Кровообращение и дыхание 23 глава­ного совпадения установочных и крити­ческих фигур. Это, но, совсем не озна­чает, что в случаях совпадения фигур установочных и критичных опытов мы не имеем дела с задачей оценки соотноше­ния этих фигур. Задачка по существу и в

1 См. Ходжава 3. Фактор фигуры в действии установки // Труды Тбилис Кровообращение и дыхание 23 глава. гос. ун-та, 1941. Т. XVIII.

этих случаях остается та же. Но наименьшая эффективность этих опытов в случаях пол­ной абстракции от высококачественных особен­ностей релятов становится понятной сама собою.

Подводя итоги произнесенному, мы можем утверждать, что вскрытые нами феноме­ны самым недвусмысленным образом указывают на наличие в нашей психике Кровообращение и дыхание 23 глава не только лишь сознательных, да и досознателъ-ных процессов, которые, как выясняется, мы можем охарактеризовывать как область наших установок.

Но если допустить, что, кроме обыденных явлений сознания, у нас имеется и нечто другое, что, не являясь содержани­ем сознания, все таки определяет его в зна­чительной степени, то тогда Кровообращение и дыхание 23 глава пред нами раскрывается возможность судить об явле­ниях либо фактах, схожих Einsicht, с но­вой точки зрения, а конкретно: раскрывается возможность доказать наличие этого "другого" и, что в особенности принципиально, вскрыть в нем определенное реальное содержание.

Если признать, что живое существо обладает способностью реагировать в со­ответствующих критериях активацией ус­тановки, если Кровообращение и дыхание 23 глава считать, что конкретно в ней — в этой установке — мы находим новейшую сферу типичного отражения действи­тельности, о чем мы будем гласить под­робнее ниже, то тогда станет понятным, что конкретно в этом направлении и следует ис­кать ключ к осознанию реального дела живого существа к условиям среды, в какой Кровообращение и дыхание 23 глава ему приходится строить свою жизнь.

Главные условия деятельности

Мы должны исходить из мысли о на­личии 2-ух главных критерий, без ко­торых акты поведения человека либо ка­кого-либо другого живого существа могли быть невозможны. Это сначала на­личие какой-нибудь потребности у субъ­екта поведения, а потом Кровообращение и дыхание 23 глава и ситуации, в ко­торой эта потребность могла бы быть удовлетворена. Это — главные усло­вия появления всякого поведения и сначала установки к нему. Нам не­обходимо поближе познакомиться с этими критериями.

1. Потребность.В науке часто при­ходится встречаться с термином "потреб­ность". В особенности нередко употребляется он в экономических науках Кровообращение и дыхание 23 глава. Тут, но, мы не думаем только о том значении, которое мыслится в понятии потребности спе­циально с позиций экономических наук. В этом случае мы имеем в виду самое обширное значение этого слова — не толь­ко экономическое. Если представить для себя, что организм испытывает нужду в чем-нибудь Кровообращение и дыхание 23 глава, к примеру, в экономическом благе, в какой-либо другой ценности — прак­тической либо теоретической индифферентно, в самой активности либо, напротив, в отды­хе и т.п., то во всех этих случаях можно гласить, что мы имеем дело с той либо другой потребностью. Словом, как пот­ребность можно квалифицировать всякое состояние психофизического Кровообращение и дыхание 23 глава организма, ко­торый, нуждаясь в конфигурациях окру­жающей среды, дает импульсы к необхо­димой для этой цели активности.

При всем этом необходимо держать в голове, что актив­ность должна быть понимаема в этом случае не только лишь как прием, гарантирую­щий нам средства ублажения потреб­ностей, а сразу и Кровообращение и дыхание 23 глава как источник, дающий возможность конкретного их ублажения.

Дело в том, что нужно различать два главных рода потребностей — по­требности субстанциональные и потреб­ности многофункциональные.

В первом случае мы имеем в виду по­требности, для ублажения которых нужно чего-нибудть субстанциональное, нечто, по получении чего потребность ока­зывается довольной. Так Кровообращение и дыхание 23 глава, к примеру, состояние голода представляет собой при­мер определенной субстанциональной по­требности: для того, чтоб утолить голод, нужно иметь, к примеру, хлеб.

Но эта категория еще не исчерпывает всех имеющихся у нас потребностей. Как мы только-только отметили, в живом орга­низме намечается рвение к тому либо иному виду Кровообращение и дыхание 23 глава активности. В организме кон­статируется не нужда в чем-либо субстан­циональном: он стремится к активности как такой, он нуждается просто в самой деятельности. Это означает, что естествен­ное состояние живого организма совсем не заключается в неподвижности. Напротив, живой организм находится в состоянии

неизменной подвижности. Он прекращает ее только временно и Кровообращение и дыхание 23 глава условно. Это — тогда, когда организм принужден обратиться к отдыху, хотя, вобщем, и тут абсолютной приостановки деятельности у него никогда не бывает: органические процессы и в этих случаях, как и во всех других, продолжа­ют быть активными. Зависимо от критерий, в каких приходится жить ор­ганизму в каждый данный момент Кровообращение и дыхание 23 глава, у него возникает потребность к деятельности и функционированию в том либо ином на­правлении. Этого рода потребности мы и называем многофункциональными потребно­стями1.

Эти две главные группы исчерпыва­ют все богатства потребностей, имеющих­ся у животных. Но они же служат основ­ными категориями и тех потребностей, какие Кровообращение и дыхание 23 глава возникают у человека по мере раз­вития критерий его социальной, его куль­турной жизни. Культура порождает у него ряд новых потребностей, и чем далее она развивается, тем шире становится их круг. В качестве примера потребности, которую можно было бы считать чисто че­ловеческой, можно именовать теоретическую потребность. Правда Кровообращение и дыхание 23 глава, в литературе мы не­редко имеем случаи, когда речь входит относительно таких, как я думаю, чисто человечьих признаков у животных, а именно у обезьян, каким является, на­пример, любознательность. Но, строго го­воря, нет оснований антропоморфизировать даже признаки высших обезьян. На данный момент я желаю только отметить, что, безусловно, в ка Кровообращение и дыхание 23 глава­честве специфичной группы потребностей, выработавшихся у человека, можно именовать группу теоретических потребностей.

Но являются ли эти последние чем-либо новым, исходя из убеждений той основной группировки потребностей, которую мы на­метили выше? Субстанциональной считать теоретическую потребность либо функцио­нальной?

Если мы вдумаемся в понятие теорети­ческой потребности, мы найдем, что Кровообращение и дыхание 23 глава идет речь тут о случаях, в каких субъект, стоящий перед теоретическим разрешени­ем задачки, останавливается, прекращает надлежащие манипуляции, к кото­рым он прибегает в процессе работы над

задачей, и направляет ее, эту задачку, в спе­циальный объект собственного размышления. Вот, фактически, пред нами момент объектива­ции (о чем Кровообращение и дыхание 23 глава мы будем гласить ниже), за которым начинается процесс теоретичес­кого дела к задачке2.

Спрашивается: что мы имеем тут? К какой категории можно отнести потреб­ность, которую мы стремимся удовлетво­рить в данном случае?

Естественно, гласить тут о функциональ­ных потребностях навряд ли имеются ос­нования. Акты теоретической мысли на­правлены, непременно Кровообращение и дыхание 23 глава, не на цель удовлет­ворения той либо другой многофункциональной потребности. Они, эти акты, необходимы для полностью определенных целей, скажем, для разрешения вопроса о том, в чем, собствен­но, заключается задачка либо какие прави­ла было бы целесообразнее всего приме­нить при ее решении. Нет сомнения, что задачка теоретического дела Кровообращение и дыхание 23 глава к пред­мету стоит несоизмеримо поближе конкретно к этой категории потребностей, чем к ка­тегории многофункциональных потребностей. При разрешении задач последней катего­рии нет никакой нужды в теоретической работе: наличная в этих случаях потреб­ность совсем не просит процессов осозна­ния, нередко нужных в случаях удов­летворения потребностей Кровообращение и дыхание 23 глава субстанциональ­ных. И в этом нет ничего необычного, так как при ублажении субстанци­ональных потребностей всегда может воз­никнуть вопрос, как и в какой степени данный материал способен удовлетворить наличную потребность. А это — уже воп­рос, который просит понимания в теорети­ческом плане, до того как взяться за его практическое Кровообращение и дыхание 23 глава разрешение.

Таким макаром, теоретические потреб­ности появляются только в помощь нашим субстанциональным потребностям. По­скольку они рассчитаны всегда на то, что­бы обеспечить ублажение этих послед­них, мы могли бы сказать, что теорети­ческие потребности представляют собой только предстоящее отягощение субстанци­ональных потребностей. Не касаясь сей Кровообращение и дыхание 23 глава­час высших ступеней развития теоретичес­кого мышления, мы можем утверждать, что оно — на исходных стадиях собственного разви-

'См. Узнадзе Д.Н. Психология малыша, 1946.

2 См. Узнадзе Д.Н. Неувязка внимания // Психология. 1947. Вып.4.

тия во всяком случае — ничего другого не представляет, как форму предстоящего ос­ложнения процесса ублажения суб­станциональных потребностей.

Правда, мы Кровообращение и дыхание 23 глава знаем много случаев дей­ствий, направленных на ублажение многофункциональных потребностей. Но это бывает обычно только при появлении какого-либо из препятствий, затрудня­ющих нас при выполнении актов, необхо­димых для ублажения этих потреб­ностей. Но возникающая в этом случае задачка — найти, что все-таки яв­ляется предпосылкой Кровообращение и дыхание 23 глава этих затруднений, — это уже задачка совсем не многофункционального ха­рактера. Она является самостоятельной задачей, разрешение которой требуется в этом случае в интересах субъекта, на­строенного на ублажение функ­циональных потребностей, но — не конкретно, а только косвенно, как не­обходимое условие для достижений его прямых целей.

Кратко говоря, в этом случае мы Кровообращение и дыхание 23 глава имеем дело с ситуацией, в какой для воплощения прямых целей субъекта — ублажения его многофункциональных по­требностей — за ранее требуется разрешение теоретической задачки — вы­яснения обстоятельств, затрудняющих осуществ­ление этих целей.

Таким макаром, потребности теорети­ческого нрава могут иметь место и в случаях ублажения многофункциональных потребностей, но от этого сами они Кровообращение и дыхание 23 глава далековато еще не становятся потребностями функ­ционального содержания.

Итак, мы находим, что одним из основ­ных критерий активности субъекта явля­ется наличие в нем какой-либо опреде­ленной потребности, которая может быть субстанциональной либо многофункциональной. На людской ступени развития мы ста­новимся очевидцами выступления нового вида Кровообращение и дыхание 23 глава потребностей, т. е. теоретической потребности. Но анализ указывает, что она относится, быстрее, к категории субстанци­ональных, чем многофункциональных потребно­стей.

2. Ситуация. Нужным условием возникновения установки в определенном на­правлении, не считая потребности, является и наличие соответственной ей ситуации. Если ее нет, то нет и установки: без нали­чия факта Кровообращение и дыхание 23 глава совместного и согласованного

воздействия ситуации и потребности на субъект нет основания к тому, чтоб в этом последнем образовалась установка и что­бы, как следует, он был готов к действию.

Естественно, потребность может существо­вать и вне ситуации, делающей возмож­ным ее ублажение. Но в таком слу­чае она не имеет законченного, индивиду Кровообращение и дыхание 23 глава­ально определенного нрава. Она получает его только в итоге воздей­ствия наличной ситуации, способной при­нести ей ублажение: потребность кон­кретизируется, она становится индиви­дуально определенной потребностью, ублажение которой может быть в кон­кретных критериях данной ситуации только при наличии этой последней. Пока таковой ситуации нет, потребность Кровообращение и дыхание 23 глава продолжает ос­таваться неиндивидуализированной. Но до­статочно показаться определенной ситуа­ции, подходящей для ублажения этой по­требности, чтоб в субъекте появилась непосредственно очерченная установка и он по­чувствовал бы внутри себя импульс к деятельно­сти в совсем определенном направле­нии.


krome-etogo-mogut-bit-viyavleni-drugie-individualnie-medicinskie-protivopokazaniya-etot-vopros-rekomenduetsya-reshat-so-svoim-lechashim-vrachom-v-poliklinike.html
krome-oblasti-samoderzhaviya-vladimir-bryuhanov.html
krome-pryamogo-vneseniya-denezhnih-sredstv-v-ustavnie-kapitali-hozyajstvuyushih-subektov-rffi-po-porucheniyam-pravitelstva-rossijskoj-federacii-osushestvil-vnesenie-doli-rossijskoj-federacii-v-oao-kompaniya-proektnoj-privatizacii.html